Лениниана - произведения искусства и литературы, посвящённые Владимиру Ильичу Ульянову (Ленину). Живопись, скульптура, кино, литература, филателия, фалеристика, фольклор, театр и многое другое.



Федоров Владимир | Солдаты Ильича

Солдаты Ильича

(Поэма в балладах)

I. ПОЛОВОДЬЕ

1
Ночь.
Вешние звезды приметней.
Здесь в мае шумит ледоход.
С ружьем
Двадцативосьмилетний
Владимир Ульянов
Идет.

Зовет Енисей пробужденный,
Шушь
Глухо курлычет в ответ.
Охотник застыл удивленно:
В окне своем
Видит он свет.

Рванулся к дощатой ограде,
Неслышно взбежал на крыльцо
И радостно выдохнул:
- Надя! –
И рядом родное лицо.

До боли знакома одежда,
А взгляд затуманен слезой.
Застенчивая Надежда
С пушистой русой косой.

Такою хотел ее видеть,
Когда в одиночке тайком:
«К тюрьме,
На Шпалерную выйди!»
Записку писал молоком.

В тюремном дворе он по кругу
Ходил,
Видел неба кусок,
Пустую панель,
Но подругу…
Подругу увидеть не смог.

- Мы вместе! –
Он смотрит влюбленно.
Как молодо сердце в груди!
Подполье
И Смольный бессонный –
Пока еще все впереди.

2
- Мы вместе! –
В неласковом крае
Друг друга
Без слов понимают
Два сердца единой судьбы.
Соратник,
Жена молодая,
Боец из «Союза борьбы»!

Беседка,
Увитая хмелем,
Что сами они привезли,
Родные цветы заалели
На грядках суровой земли.

Как низко ползет по округе
Сырой предрассветный туман!
Ильич улыбнулся подруге
В долине у диких Саян.

Над горкою коршун летает,
На горке Песчаной
Вдвоем
Задумались,
Молча мечтают,
Ильич посуровел:
- Споем…

Ни звука в синеющем поле,
Насупились сосны над ним.
- «Замучен тяжелой неволей…» -
Вновь брата он видит живым.

3
Как памятник дедам горячим,
Дом крепок,
Просторен и чист.
Женившись
На статной казачке,
Поставил его декабрист.

Клал бревна,
Не ведал про славу,
Не знал,
Что войдет сюда тот,
Кто в битвах
Двуглавой
Кровавой
Империи шею свернет.

«Владимир Иванов Ульянов»* -
Гласит петербургский диплом.
Он друг безлошадных Иванов,
Что ходят к нему всем селом.

Заходят,
Оборваны жутко.
- Родимый, не выдай, прошу…-
Он с горькой сыновнею шуткой
Село их назвал
«Шу-шу-шу».

Им жалобы пишет,
Прошенья,
Сдержав накипевшую грусть.
И твердо лица выраженье:
Не выдам,
Великая Русь.

Надежда подарок достала –
Заветную лампу:
- Пиши…-
И приговор капиталу
Он пишет в сибирской глуши.
* В университетском дипломе В.И. Ленина ошибочно напечатано «Владимир Иванов Ульянов», затем «Иванов» от руки исправлено на «Ильин».

4
Сугробы белее березы,
Что зябнет на взгорке одна.
Такие ударят морозы,
Что речка промерзнет до дна.

Жгут ветры,
Свистящие грозно.
Он счастлив:
Всей грудью дышать!
И в воздухе звонком,
Морозном
Саянские звезды дрожат.

Певучи.
Сибирские сани.
Летят
Верстовые столбы.

- Мы в гневе и в радости с вами,
Друзья по «Союзу борьбы»!
К далекой Минусе мчатся
Сквозь стужу,
Сквозь ветер шальной,
Чтоб с теми в ночи повстречаться,
Кто с Лениным думы одной.

И в доме из бревен смолистых
Не будет пощады сейчас
Столичным ревизионистам,
Вертлявым любителям фраз.

Он верит:
«Искра» спаяет
Железных подпольщиков строй.
А тех, кто мутит,
Кто виляет,
Кто трусит, -
С дороги долой!

5
Вновь радостна зелень пригорка,
И ветры на запад
Зовут,
И дикие лебеди гордо
По вешним озерам
Плывут.

Шагает Ильич на маевку
Торжественно:
Он не один –
С Надеждой,
А рядом неловкий
Поляк поднадзорный в обновке
И с ним путиловец финн.

Шумит Енисей неуемный,
Шушь
Глухо курлычит в ответ.
Четыре борца.
И огромный
Распахнутый белый свет.

Запели согласно и строго,
Вызов бросая судьбе:
- «Смело, товарищи, в ногу,
Духом окрепнем в борьбе!..»

О мае поют.
- Глянь, Володя,
Как мчится большая вода!
Подобного половодья
Не видела я никогда.

Ильич молодой
Щурит очи:
- Сроднились весна и труд.
Сейчас с нами двое рабочих,
Потом
Миллионы придут!..

...........

IV. ЛЕГЕНДА

Ты слышал про крейсер «Аврора»?
А я тебе прямо скажу:
Такое видал я, парнишка,
Чего ты не сыщешь и в книжках.
Представь:
Я в окопе лежу.

Ко мне земляки подползают:
- Вставай, поднимайся, Игнат.
Мы вшей покормили – довольно!
Езжай, да не в Зимний,
А в Смольный,
Ты будешь от нас делегат.

Приехал я ночью в столицу,
А в Питере, парень, беда:
Шпики по окраинам рыщут,
Товарища Ленина ищут.
Шалишь!
Не найдут никогда.

Пускай говорят:
К этой буре
В Разливе Ильич дал сигнал!
Но я-то его на «Авроре»
В балтийском бушующем море
Своими глазами видал.

Надежные наши братишки
Меня проводили к нему.
Упорный,
С огнистой бородкой,
Идет он проворной походкой
И смотрит в кромешную тьму.

Избрали его капитаном,
И был я при нем кочегар.
- На Питер! – шумят ветераны,
Но Ленин прищурился:
- Рано. –
Он точный готовил удар…

А на море волны все круче,
Нас пеною всех обдает.
Вдруг видим:
Стал Ленин суровым,
Кивнул на край неба багровый,
Скомандовал:
- Полный вперед!

И угля мы в жаркие топки
Подбросили:
- Полный вперед! –
И двинул наш крейсер на город.
Нацелилась в Зимний «Аврора»,
Всю контру на мушку берет.

Балтийские ветры свистели,
Вскипали валы за бортом.
А Ленин при свете зарницы
Взглянул в комендорские лица –
И грянул над Питером гром.

Волною всех временных смыло,
Отбросило за океан.
Шарахнули жерла орудий:
«Пусть власть у нас новая будет –
Рабочих, солдат и крестьян!»

А Ленин стоял,
Коренастый,
И крепко держал он штурвал,
И видел он дальние дали,
Где спутники в небе летали
И мир капитала трещал.

Ты слышал про крейсер «Аврора»?
А я тебе, парень скажу:
Сам был пулеметчиком ярым,
А стал Ильича кочегаром
И званьем таким дорожу.

V. НА КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ

Звон курантов Спасской,
Самородный звон.
Командарм Киквидзе
Замер, восхищен.

Свет такой на Красной,
Как на гребне гор.
Повстречал Киквидзе
Удивленный взор.

- Васико! – Рванулся
К другу, что плечист.
Крепкие объятья
Горячи.

Вон как повернулось
Жизни колесо!
- Здравствуй, друг Володька!..
- Здравствуй, друг Васо…

Вижу, ты воюешь…
- Слышал, ты поэт…-
Стиснул Маяковский
Друга школьных лет.

Серая папаха,
Шашка на виду.
- А ведь я, Володька,
К Ленину иду…

На широкой Красной
Гомонит народ.
Часовой курносый
Замер у ворот.

Строгий бас поэта –
Пушечный салют:
- Все, в ком честь и совесть,
К Ленину придут.

Руку сжал Киквидзе,
Поглядел в упор.
Свет такой на Красной,
Как на гребне гор.

...........

VIII. ОКТЯБРЬСКОЕ ПОКОЛЕНИЕ

Тьма макромира
Непочатого
И микромира
Расщепление.
Век Королева
И Курчатова,
Их мыслей солнечных
Свечение.

Где небывалое
Рождается
В огненноликой
Коловерти,
Где дело смертью
Подтверждается
И утверждается
Бессмертье.

Мы шли с винтовками
И косами
На штурм дворцов
И околотков.
Ты дал десятки
Ломоносовых,
Народ великих самородков!

Пробил земное
Притяжение
Руками –
Нет, не опалить их!
Ты, на броню
Поднявший Ленина,
Гордись
Октябрьским поколением –
Вот главное
Твое открытье.

...........

XI. ПРОВИДЕЦ

Книги
Цвета гвоздики!
Жизнь
Помогите постичь.
Родной,
Прозорливый,
Великий,
Мне в душу
Глядит Ильич.

Читаю –
Свершается диво:
Темнеют
И тают снега
Весенняя Волга
Разливом
Раздвинула
Берега.

О, яркая мощь
Ледохода!
Грохочет у скал
Енисей.
Железными птицами
Годы
Летят над Россией
Моей.

Растаяли
Космы туманов
И стало над миром
Светлей.
На круче –
Владимир Ульянов,
И разум и совесть
Людей.

Он видит
Березы и кедры,
Высокий
Орлиный полет.
Навстречу
Колючему ветру
Владимир Ульянов
Идет.

Навстречу
Сибирским буранам,
Навстречу
Жестокой борьбе.
Навстречу
Победам и ранам,
Навстречу прекрасной судьбе.

Навстречу
Громадам из стали,
Поющим
В весенних полях,
Навстречу
Лучам магистралей,
Сибирским плотинам
В огнях.

Книги
Цвета гвоздики!
Жизнь
Помогите постичь.
Родной,
Прозорливый,
Великий,
Мне в душу
Глядит Ильич.

XII. МЫ ИЗ ТЕХ ВЛАДИМИРОВ

Мы из тех Владимиров,
Из тех сыновей,
Что в память об Ильиче
Называли
Солдаты
В буденовках до бровей,
А глаза
Колючим рукавом
Утирали.

Мы из тех Владимиров,
Из тех сыновей,
Что стояли
Насмерть
С отцами рядом
В обугленной
Деревеньке своей
Под Ленинградом
И Сталинградом.

Мы из тех Владимиров,
Из тех сыновей,
Что горели в танках,
Что прыгали в воздух
На тревожный сигнал
Партизанских огней
И сквозь черную бездну
Тянутся к звездам.

Мы из тех Владимиров,
Из тех сыновей,
Что своих сыновей
В теплых гнездах
Не холят
И священный огонь
Ильичевых идей
Погасить
Никому
Не позволят.

Уважаемые посетители, если Вы заметили какую-нибудь ошибку или неточность на сайте, пишите в службу поддержки hotsq@mail.ru.

Федоров Владимир

Владимир Иванович Федоров родился 15 мая 1925 года в Белгороде в семье старого большевика. В начале Великой Отечественной войны работал прессовщиком в Урюпинске Сталинградской области, затем на Урале. В январе 1943 года семнадцатилетним добровольцем ушел на фронт. Был курсантом, парашютистом-десантником, орудийным номером в 107-м отдельном гвардейском истребительном противотанковом дивизионе ордена Александра Невского. Принимал участие в освобождении советской Карелии, Венгрии, Австрии и Чехословакии.

Первое стихотворение Владимира Федорова было опубликовано в 1943 году в журнале «Советский воин». С тех пор им издано 30 сборников стихов, песен, баллад, и поэм. Он автор четырех романов и пяти повестей, двух книг публицистики. Стихи и проза Владимира Федорова переведены на иностранные языки.

Просмотрено: 388