Лениниана - произведения искусства и литературы, посвящённые Владимиру Ильичу Ульянову (Ленину). Живопись, скульптура, кино, литература, филателия, фалеристика, фольклор, театр и многое другое.



Писатели мира о В.И. Ленине | Иностранная литература

Стиль Андре | Учитель

Впервые, то есть действительно в самый первый раз в жизни, я услышал имя Ленина, когда мне было десять или двенадцать лет. Одним из наших соседей был старый шахтер-коммунист Эдмон Лардо. Именно он вовлек моего старшего брата в ряды партии. Часто я слушал, как они беседовали друг с другом. И так как в эту эпоху кругозор большинства рабочих, среди которых я жил, ограничивался примерно тем, что происходило в пределах нашего округа, а Эдмон Лардо, как и все остальные, обычно не уходил из деревни далее чем на несколько километров, то я вполне искренне считал, что Ленин тоже находится где-то поблизости, что этот великий человек живет где-то в нашем районе. Дело, однако, не в этой ошибке, не в этом заблуждении детского ума. Впоследствии Эдмон Лардо занял особое место в моей писательской биографии. Он явился как бы воплощением связи самой бедной и скудной жизни с величайшими идеями, поднимающими сознание и душу человека. Именно он стал прототипом ряда столь дорогих мне образов старых рабочих в моих произведениях, начиная от «Слово «шахтер», товарищи…» и вплоть до «Поставлен вопрос о счастье».

И вот еще один результат этих давних, детских впечатлений: на всю жизнь я сохранил особенно сильное ощущение – в дальнейшем оно подкреплялось фактами и чтением, - ощущение ленинской простоты, его подлинной человечности, его умения быть неизменно, как скажет потом Поль Элюар, «на человеческой высоте», на уровне народа, его способности умом и сердцем понимать до конца то, что волновало рабочих и крестьян. Вот почему миллионы людей на земле не могут сдержать слез волнения, когда видят Ленина, например, на экране, даже если его образ воплощен актером.

Но по-настоящему ленинская мысль открылась мне впервые, когда я прочитал его «Философские тетради». На молодого интеллигента, вынесшего из буржуазной средней школы весьма путаную систему знаний и сразу же познавшего ужасы войны и гитлеровской оккупации, эта книга, тогда, разумеется, запрещенная, не могла не оказать огромного, глубокого и устойчивого влияния.

Прежде всего, это явилось для меня первым знакомством с теорией познания, первым шагом на тернистом пути к знанию и от него – к практике. Но мне хотелось бы особенно подчеркнуть, чем было это чтение для человека, который не только стремился отточить свое сознание и углубить понимание жизни, но воспринимал ленинские слова так же, как поэт и как романист. И сколько же здесь было – именно в этом смысле – пищи для размышлений, какие удивительные открытия удавалось делать! Чтение этого произведения Ленина, несомненно, оказало решающее влияние на мое последующее развитие как писателя. Какая огромная поэтическая сила, в самом высоком значении слова, исходила от этого богатого оттенками и смелого мировоззрения, хотя при первом ознакомлении с ним кое-что казалось мне непонятным. А сколько поэзии в таком ярком ленинском образе: «Но и пена есть выражение сущности!» А ведь как раз эта формула и контекст, в котором она приведена, помогают точно определить роль детали в искусстве, дают будущему писателю драгоценную отправную точку.

Прекрасная формула, - восклицал Ленин, - «Не только абстрактно всеобщее, но всеобщее такое, которое воплощает в себе богатство особенного, индивидуального, отдельного» (все богатство особого и отдельного!)!! Tres bièn! [Прим. – Очень хорошо! (франц.)]. То было предупреждением против всяческих тенденций к схематизму.

А сколько еще уроков мог извлечь будущий писатель из всех ленинских определений диалектики, противоречий, являющихся источником всякого движения, всякой жизни, из рассуждений о единстве противоположностей, о взаимоотношениях субъективного и объективного, идеального и действительного. Все это побуждало смотреть на литературное творчество не как на легкую игру, но как на деятельность, полную ответственности. Дух высокой ответственности пронизывает это ленинское произведение. Оно отмечено и необыкновенной легкостью, красотой стиля, наглядно демонстрирует истинность идеи, единства формы и содержания. Все в этой работе свидетельствует о неимоверном трудолюбии автора, его профессиональном умении, его ясной политической позиции и четком выборе темы.

Андре Стиль (род. в 1921 г.) – французский писатель. Член ФКП, участник Движения Сопротивления. Статья «Учитель» (1960) печатается по «Литературной газете», 1960, 23 апреля.

Просмотрено: 155

Стихи зарубежных поэтов

Из зарубежной поэзии

Антеос ПетросГвоздики
Бенюк МихайКартина с Лениным
Бехер Иоганес Р.Ленин
Браун Уилтон ДжонБороться, как Ленин
Буттитта ИньяццоЛенин жив!
Гальчинский Константы ИльдефонсПеред Мавзолеем Ленина
Гильен НиколасЛенин
Гонсалес Туньон РаульЭскиз к песне о Ленине
Гупперт ГугоБригада памяти двадцать первого января

Из зарубежной поэзии

Иегерфельт Сикстен, фонМогучая сосна
Линдсей ДжекЛенин
Наоки УсамиС Лениным вместе!
Незвал ВитезславПамяти Владимира Ильича Ленина
Неруда ПаблоИз «Оды Ленину»
Сатхе АннабхауДавайте о Ленине песню споем
Тен Дон УПортрет
Хоанг Ксуан ХюэПочему мне дорог Ленин?
Хьюз ЛэнгстонЛенин

Уважаемые посетители, если Вы заметили какую-нибудь ошибку или неточность на сайте, пишите в службу поддержки hotsq@mail.ru.