Лениниана - произведения искусства и литературы, посвящённые Владимиру Ильичу Ульянову (Ленину). Живопись, скульптура, кино, литература, филателия, фалеристика, фольклор, театр и многое другое.



Детям о Ленине | Субботник

Тельпугов Виктор | Субботник

Железнодорожные платформы на дальнем запасном пути поскрипывали под штабелями заснеженных бревен. Мороз к вечеру усилился, и было не ясно, отчего бревна скрипят – оттого ли, что пробрал их холод, или от собственной тяжести.

Ленин на субботнике

Когда рабочие, наспотыкавшись о заваленные сугробами рельсы, подошли к поезду, им даже не по себе стало – то ли декабрьские сумерки так быстро нагрянули, то ли состав был действительно таким длинным, но до конца его разглядеть было невозможно.

- Да-а... Тут не только дотемна – до утра не управишься! – вздохнул кто-то негромко, но так, что все услышали.

На человека, сказавшего эти слова, тоже негромко, но дружно зашикали:

- А ты не робей, дело ведь добровольное.

- Хочешь, ступай домой, мы и без тебя бревешки перекидаем.

- Без меня не перекидаете, потому как я отсюда никуда не уйду.

- Вот это другой разговор!

И субботник начался. Сперва не дружно, но споро, но вот уже где-то высоко над платформами зазвучало извечное: «Раз-два, взяли!..»

Субботник

Еще минута, и песня, как всплеск буферов, покатилась по всему составу:

- «Еще ра-ази-ик! Е-еще, раз!»

Казалось, уже ничто не в состоянии было нарушить этого ритма, этого веселого шага «Дубинушки». Но в самый разгар работы песня вдруг оборвалась так же неожиданно, как вспыхнула, - от платформы к платформе, из уст в уста передавалось, на ходу подхватывалось одно и то же слово: «Ленин!..»

Бревна

Невысокий, в черном пальто и треухе, он вырос откуда-то из снежной кутерьмы и, весело поздоровавшись с незнакомыми ему людьми, сразу же растворился в толпе, попытавшейся было его приветствовать.

Ленин

И вот уже вместе с двумя рабочими он подымает и тащит с платформы плавно покачивающееся, облепленное снегом бревно, и снова перемешивается с воющим ветром на минуту притихшая песня:

- «Э-Эх, зеленая, са-ама пойдет.»

Увлеченный работой, Ленин не сразу замечает, что бревна, под которые он старается подставить то одно, то другое плечо, все какие-то удивительно легкие, почти невесомые. Ему сначала даже кажется, что причиной тому – знакомая с детства «Дубинушка», распрямлявшая спины грузчиков и бурлаков в далеком Симбирске.

Ленин с бревном

Но вот Ильич, громко рассмеявшись, спохватывается:

- Ну и мудрецы! Кого провести захотели!

Как это он сразу не сообразил! Двое его напарников, берущих бревно с двух концов, намного выше, сильнее его, и он, идущий между ними, еле-еле дотягивается до громоздкой ноши, едва касается ее своим плечом!

- Не-ет, товарищи, так дело не пойдет! Давайте по-честному, или я уйду в другую бригаду.

- Владимир Ильич, мы по-честному. Вам показалось что-то...

- Ну так вот, чтобы никому ничего не казалось, я встану с краю, а вот вы... – Ленин дотронулся пальцем до могучей груди одного из парней, - вы вставайте в середину, вот сюда, на мое место. Перегруппировка сил иной раз бывает полезной. Пожалуйста.

Ленин с рабочими

Поменялись местами.

Но, как на грех, бревно опять почти висит в воздухе где-то над самым ленинским плечом, а Ильичу за воротник только снежок сыплется!

- Да что же вы вытворяете? – рассердился Ленин.

- Владимир Ильич, это бревно горбатое. Как ни поверни, все горбатое. Сейчас другое возьмем.

Ленин

Ленин не сказал больше ни слова, только, слегка покачав головой, с осуждением взглянул на смущенных хитрецов. Потом, глубоко запустив руки в карманы пальто, по-военному резко повернулся – пошел искать себе новых напарников.

Ленин у костра

Ленин работал вместе со всеми, пока состав не был разгружен. А было в том составе больше сорока двойных, четырехосных платформ, и на каждой бревен – целая гора.

Но странное дело – к кому бы из рабочих в тот вечер ни подходил Ильич, в чьей бы бригаде ни грел озябшие руки у костра – все люди казались ему великанами, чудо-богатырями какими-то. И за какое бы бревно он ни брался, под какое бы ни подставлял плечо – все были легкими, одно легче другого и словно пушинки сами плыли по воздуху.

Рисунки В. Гальдяева.

Просмотрено: 236