Лениниана - произведения искусства и литературы, посвящённые Владимиру Ильичу Ульянову (Ленину). Живопись, скульптура, кино, литература, филателия, фалеристика, фольклор, театр и многое другое.



Детям о Ленине | Портрет

Тельпугов Виктор | Портрет

Осенью сорок первого года мы лежали в тесной палате со сводчатыми потолками: госпиталь расположился в монастыре, другого места для него интенданты уже не могли сыскать в забитом беженцами городе. Налеты бывали часто, и, когда шла бомбежка, глухо гудели в ночи безъязыкие монастырские колокола.

- Ну, сегодня как-нибудь, а завтра блины, - мрачновато пошутил солдат, лежавший возле узкого окна, похожего на крепостную бойницу.

И завтра действительно случалось что-нибудь очень хорошее: то письмо придет кому-то от потерявшейся было семьи, то детдомовцы, шефы наши, пожалуют.

Мы любили своих шефов, ждали их всегда с нетерпением. А те, как чувствовали, являлись в самый нужный момент: когда кончалась махорка, когда сводка бывала такой, что хуже не придумаешь. Придут, рассядутся на краешках коек, развяжут принесенные узелки, скажут совсем как взрослые:

- Берите, кто курит...

Посидят, повздыхают, на прощание непременно спросят, чего еще принести.

- Да ничего нам не надо! Приходите, и все! А махорка у вас крепка-а!..

Так и жили – от одного появления шефов до другого дни и часы отсчитывали.

- Ну, нынче как-нибудь, а завтра опять небось прискачут. Поговоришь с такими – как дома побываешь...

Но до дома было далеко, как до полюса, а монастырские стены трещали по всем швам.

Как-то рано утром проснулись мы, а на тумбочке посреди палаты – стопка книг, десятка полтора-два, и фотография Ленина – окантованная, под толстым стеклом, треснувшим с угла на угол. Откуда – никто не знает.

Заколотили гвоздь между кирпичей, повесили портрет, книжки читать принялись. Немец кружит над городом, а в палате только шелест страниц стоит. Немец бомбит, а мы читаем все подряд: «Графа Нулина», «Устав комсомола», «Беседы по агротехнике»...

Врачи не протестуют: бомбоубежище все равно завалено, скрыться некуда.

Вдруг замечаем странную вещь: солдат, что лежал у окна, поднялся и как-то чудно заходил по палате – сделает шаг, остановится, шагнет еще разок, опять остановится. И все оглядывается на ленинский портрет и молча поводит плечами, будто сам с собой разговаривает.

Присмотрелись мы к портрету внимательней и видим: Ильич сквозь разбитое стекло глядит как-то по-особенному – ясно-ясно и пристально – в глаза каждого из нас.

Помню, вся палата встала на ноги. Даже тяжелораненые зашевелились. Кто не мог подняться, просил койку свою хоть немного пододвинуть к стене с портретом.

Сам главный врач и тот улыбнулся, когда ему объяснили, в чем дело.

- Как же это здорово, товарищи! Вы только вдумайтесь.

Как всегда, остался невозмутимым лишь старик сапер. Подошел к портрету, помолчал, стал еще серьезнее:

- Это я давеча на Слободке нашел. Ни одного живого домишка там не осталось – пепел да щебень. В одном месте, гляжу, ветер под ногами обгорелые книжки листает. Стал я их сгребать в охапку для политграмоты. Откуда ни возьмись – портрет!.. Долго мы в тот день не могли угомониться. Все дивились необыкновенному ленинскому взгляду.

В углу кто-то тихо вздохнул:

- Жаль, шефов сегодня нет. Поглядели бы!

Кто-то ответил еще тише:

- Скоро нам в путь-дорожку. Кто в маршевую, кто в батальон выздоравливающих, кто куда. Может подарить портрет ребятам? Хорошая память будет.

Так и решили. Надпись на обороте портрета сделали:

«Дорогие шефы! К борьбе за дело рабочего класса будьте готовы! Помните, Ленин смотрит на вас».

Запаковали подарок, стали ждать ребят.

А ночью началась срочная эвакуация города: немец близко подошел.

Грузим мы банки-склянки всякие в эшелон, а сами про шефов думаем: «Что с ними? Где они? Вот ведь досада какая!»

Но шефы свое дело знали хорошо. Когда поезд с госпиталем совсем был готов к отправке, мы услышали в темноте знакомые голоса:

- Эй, где тут наши?..

У нас отлегло от сердца. Втащили ребят в вагон.

- С нами поедите?

А они в ответ:

- Не можем. Детдом грузится на соседних путях. Проститься пришли. И вот вам подарок.

Ребята аккуратно положили что-то на холодный чугун печурки, стали молча прощаться.

Мы тоже больше ни слова не сумели сказать. Только лейтенант Куняев, сунув под мышку кому-то из шефов заготовленный нами пакет, чуть слышно проговорил:

- А это от всех нас. На добрую память.

Они ушли. Минут через десять соседний эшелон, резко хлестнув буферами, покатился, начал набирать скорость, и растаяли во мгле искры его паровоза.

Скоро двинулись в путь и мы.

Поздний осенний рассвет просочился в люки нашего вагона уже где-то за Доном. Осмотрелись, развернули ребячий подарок и ахнули: перед нами был портрет Ильича, чуть поменьше нашего, в узорчатой фанерной рамке. Взгляд Ленина удивительно походил на тот, каким глядел он с уже знакомой нам фотографии, - задумчивый, пристальный, неотрывный. Ни дать ни взять, копия с того самого!

На обороте портрета мы прочитали: «Дорогие друзья! Желаем вам всем здоровья и новых подвигов».

Просмотрено: 137