Лениниана - произведения искусства и литературы, посвящённые Владимиру Ильичу Ульянову (Ленину). Живопись, скульптура, кино, литература, филателия, фалеристика, фольклор, театр и многое другое.



Детям о Ленине | Пациент

Виноградская Софья | Пациент

В той самой комнате, где лежал прострелянный вражескими пулями Председатель Совнаркома, водворилась на небольшой кушетке медицинская сестра. Она прибыла в Кремль из Солдатенковской больницы. Ни кремлевской больницы, ни аптеки тогда еще не было. Ленин лежал дома, в своей небольшой продолговатой комнате; тут же в углу стояла кушетка для дежурной сестры.

Фомина была опытной, серьезной, великолепно знавшей свои обязанности медицинской сестрой. Не случайно врачи взяли к раненому именно ее. Наставления лечебного триумвирата – трех врачей, которые провели при Ленине первую ночь после ранения, - она выполняла точно и строго. Обух, Вейсброд и Минц доверили ей уход за Лениным. И это доверие медицинская сестра оправдала.

Ленину было строжайше запрещено вставать с постели.

Однажды сестра Фомина отлучилась ненадолго из комнаты. Когда она вернулась, постель, на которой лежал раненый Ленин, оказалась пустой. Ленина в комнате не было. Сестра выбежала в коридор – ей навстречу из дальнего конца шел Ленин.

- Владимир Ильич! – Она подбежала к нему, взяла за руку, медленно, осторожно повела в комнату, уложила в постель.

Ленин увидел ее побелевшее от ужаса лицо, немой укор и отчаяние в строгих глазах.

- Ничего, ничего! – успокаивал сестру Ленин. – Не волнуйтесь. Все обошлось. Все будет хорошо. Маленькая прогулка…

- Если с вами после подобной «прогулки» что-нибудь случится, отвечу я.

- Ну, простите, больше не буду. А как приятно вот так вдруг пройтись самому. Осточертела постель… Ну, извините! И ничего им не говорите. – Ленин мигнул в сторону врачебной комнаты, которая находилась за комнатой Марии Ильиничны.

Но медицинская сестра тотчас доложила лечебному триумвирату. Так прозвал Ильич тройку замечательных врачей, бывших при нем с того рокового вечера 30 августа, когда его привезли в Кремль и когда эти врачи боролись за его жизнь.

- Владимир Ильич, какой же вы недисциплинированный пациент! – укорил его профессор Минц.

А коммунист Обух сказал:

- Товарищ Ленин… и нарушает дисциплину!

- Вот и выпишите немедленно, до срока, такого недисциплинированного пациента, - посоветовал Ленин.

Но врачи были непреклонны. И медицинская сестра тоже.

После случая с «прогулкой» Ленин попросил однажды сестру открыть окно.

- Мне душно при закрытых окнах, - сказал он.

Стоял сентябрь месяц. Осень. У Ленина было кровоизлияние в легкие. Врачи опасались простуды. Окно было закрыто.

- Откройте, пожалуйста! – повторил Ленин.

- Не могу, - коротко ответила сестра.

- Ненадолго, - просил Ленин.

Сестра покачала головой.

- Ну, прошу вас. Мне будет лучше.

- Запрещено, Владимир Ильич. Категорически.

- Знаю. Но это напрасно. Я ведь долго жил в Швейцарии, привык к горному воздуху.

- Нет, Владимир Ильич, не просите. Вы можете простудиться.

- Ничего со мною не случится.

- Я отвечаю за вас. Головой отвечаю. Если открою окно, меня расстреляют! Вот увидите! Честное слово!

- Ну, не беспокойтесь, - очень живо отозвался Ленин. – Как только вас приговорят к расстрелу, я попрошу товарища Ленина, он обратится с ходатайством во ВЦИК о помиловании, и вас не расстреляют. Откройте окно! Теперь я отвечаю за вас!

Но медицинская сестра не открыла окна и сообщила все врачам.

- Да, пациент у нас весьма трудный. Скажем прямо – невозможный пациент! – расхохотался грузный Обух.

Из книги Софьи Семеновны Виноградской "Искорка. Рассказы о В.И. Ленине". Издательство "Детская литература", Москва, 1971 г.

Просмотрено: 130