Лениниана - произведения искусства и литературы, посвящённые Владимиру Ильичу Ульянову (Ленину). Живопись, скульптура, кино, литература, филателия, фалеристика, фольклор, театр и многое другое.



Детям о Ленине | Кольца дружбы

Воскресенская З.И. | Кольца дружбы

Наступил май. Черные пашни вокруг села Шушенского покрывались нежной зеленью. Редкий, наполовину вырубленный лесок прихорошился. Дороги подсохли.

Оскар сидел на завалинке и с угрюмым видом наблюдал, как быстро мелькают спицы в руках старой хозяйки.

- Что, недужится, сынок? - спросила женщина.

Оскар ничего не ответил. Да и что было отвечать? Он сам не знает, что с ним. Недавно Владимир Ильич целый час его расспрашивал: где болит, как болит? Оскар толком объяснить не мог. Пропали силы - и всё, и это в двадцать два года! С руками беда, мешают. Ляжет спать - рука под боком как камень, - идёт - руки по сторонам болтаются, сядет — не знает, куда их деть.

- Большая помеха для человека руки, - жаловался Оскар.

А Владимир Ильич смеется:

- Вылечим вас, Оскар Александрович, непременно вылечим.

Удивительный он человек, Владимир Ильич. Всегда весел, и ссылка ему нипочём. Работает много, пишет, а успевает и на охоту сходить, и какие-то мудрёные шахматные задачи решать. Вечерами Оскара просвещает: читает с ним политические книги.

Мимо пробежал соседский парнишка Ленька с холщовой школьной сумкой через плечо. Взметнул босыми ногами облако пыли.

Был Оскар чуть побольше Леньки, когда отец - финский рабочий - повёл его отдавать в люди.

Остановились на Невском у витрины. За зеркальным стеклом на лиловом бархате рассыпаны несметные сокровища: тонкие золотые цепочки с подвесками, тяжёлые браслеты, кольца и брошки с крохотными букетами из драгоценных камней. Были похожи те камни то на капли мёда, то на утреннюю росу...

«Вот и ты такие штучки будешь делать, - сказал отец, - я определил тебя к золотых дел мастеру». Мальчик даже зажмурился от радости. Он представил себе, как будет сидеть на бархатном стуле в бархатном колпаке и каким-то необыкновенным шильцем мастерить эти сказочные вещи.

Первое, с чем познакомился Оскар, был ригель — длиннющий стальной палец, на котором правят кольца. Сколько шишек на голове Оскара насажал этим ригелем мастер Тайфер - не сосчитать. Тайфер никогда не называл его по имени, окликал презрительно: «Эй ты, чухна!»

Четыре года присматривал Оскар за хозяйскими детьми, бегал за ситным, за водкой, урывками обучался ювелирному мастерству, а в шестнадцать лет распрощался с хозяином и нанялся на Путиловский завод.

Был ювелиром - стал токарем. Был просто учеником, которого всякий обидеть мог - стал смелым революционером. Хлипкий парнишка выровнялся в ладного питерского мастерового. О крепости его кулаков мог рассказать провокатор, которого разоблачили на заводе.

Из-за этого провокатора и угодил Оскар в ссылку на три года.

...Оскар поднялся с завалинки и пошёл в избу, к себе в комнату. Лежал, закинув руки за голову: не то дремал, не то о чём-то думал.

Очнулся от тележного скрипа и ребячьего гомона. Подошёл к окну. Напротив, у дома Зыряновых, остановилась телега. На ней сидели две женщины в городских платьях, в шляпках. Орава ребятишек облепила телегу, и Лёнька был среди них.

- Да ведь это невеста Владимира Ильича приехала! — ахнул Оскар, выбежал из избы и в три прыжка перемахнул через улицу.

- Вы Надежда Константиновна? Здравствуйте! - приветствовал Оскар девушку с тонкой талией, в серенькой блузке.

Девушка посмотрела на него смелыми светло-серыми глазами, и её пухлые губы тронула весёлая усмешка.

- А вы, наверное, и есть болящий Оскар Александрович? Что-то не похожи на больного! Здравствуйте! - Она протянула ему руку. - Познакомьтесь с моей мамой Елизаветой Васильевной. А почему Владимир Ильич нас не встречает? Он не болен?

- Они на охоту ушли, - разгребая пыль ногой, доложил Лёнька.

Мальчишки хором подтвердили.

- Владимир Ильич очень вас ждал, волновался, каждый день из лесу цветы приносил, а вот сегодня, как нарочно, уехал на охоту, - попытался смягчить огорчительную весть Оскар.

- Что же нам делать? - улыбнулась Надежда Константиновна. - Неужели уезжать обратно?

- Никак нельзя, - решительно возразил Лёнька, - они к вечеру вернутся.

Оскар с мальчишками помог женщинам перетащить вещи в дом и ушёл к себе.

А вечером Лёнька постучал в окно и сказал, что его зовёт Владимир Ильич. Оскар стал приводить себя в парадный вид.

В доме Зыряновых было шумно, весело. Сияющий Владимир Ильич помогал Надежде Константиновне расставлять на столе чашки и упрашивал её поскорее выдать подарки, а главное - не таить книги.

- Ну уж нет, - отрицательно качала головой Надежда Константиновна. Она пыталась выглядеть сердитой, но глаза у неё смеялись. - За такую встречу подарки отменяются. Подарки получат только Лёня и Оскар Александрович: они нас хорошо встретили. - И Надежда Константиновна протянула Лёньке новую книжку в блестящем переплёте с яркими картинками. - А вот лекарство от вашей болезни, - показала она Оскару на плетёную корзину.

- Да, да, да! Сильнодействующие пилюли, - подтвердил Владимир Ильич.

Оскар нерешительно подошёл к корзине, присел на корточки и стал её распаковывать. Развязал верёвки, поднял крышку. Видит: корзина наполнена какими-то свёртками в синей промасленной бумаге. Развернул один - и глазам не поверил: шперак - маленькая наковальня для ювелирных работ. Развернул другой, третий, четвёртый - полный набор ювелирных инструментов, и на самом дне — ригель.

- А, ненавистный вам ригель! - воскликнул Владимир Ильич. - Дайте-ка взглянуть.

- Ненавистный, когда он в злой руке, - возразил Оскар и встал в величайшем смущении.

Две худенькие женщины четыре с половиной тысячи вёрст везли такую тяжёлую корзину. Одних пересадок сколько, а ведь где помогут, а где и самим тащить приходилось.

- Это вы виноваты, - сказал с укоризной Оскар Владимиру Ильичу, - я ведь не просил, нет, не просил, только мечту имел.

На токарном станке в деревне делать нечего было, а вот ювелирной работы в здешней церкви много. Оскар как-то сказал об этом Владимиру Ильичу. Сказал - и забыл. А он помнил.

- Владимир Ильич такое письмо о вашей болезни написал, что мы готовы были тащить сюда токарный станок, - сказала, смеясь, Елизавета Васильевна, но Владимир Ильич сделал ей «страшные глаза» и приложил к губам палец.

Утром Оскар прибрал свою комнату, как к празднику: вымыл пол, выскоблил стол, постелил на нём кусок чистой холстины и разложил свои сокровища.

Он уже знал, с чего начать. Вынул из кармана пятак, посмотрел на него: двуглавый орёл. Сразу вспомнил: полицейская кокарда, герб Российской империи. Правой лапой орёл сжимал скипетр, напомнивший Оскару ригель в руке мастера Тайфера.

Положил пятак на наковальню и со злостью хватил по нему молотком. Монета расплющилась. Оскар сбил монету в бесформенный комок красной меди и зажёг паяльную лампу. Скоро металл в лунке из угля расплавился и задрожал, как ртуть. Оскар вылил его в форму, сунул в ведро с водой и забыл обо всём на свете... Он пилил, шлифовал, правил на ригеле маленькое медное колечко, заблестевшее красным золотом. В полдень хозяйка пришла звать Оскара обедать, но он только рукой махнул. Некогда! Теперь у него была работа. Он глянул на свои руки. Жилы на них чуть-чуть вздулись, но руки стали лёгкие, живые и совсем не лишние. Растопырил пальцы и сжал их, растопырил и снова сжал. Весело!

Он работал, напевая какую-то финскую песенку. К вечеру сделал и второе кольцо. Вычертил замысловатое украшение на листочке бумаги и оклеил им спичечную коробку.

По утренней росе побежал на берег Шуши. В то майское утро там цвели ландыши, одуванчики, курослеп. Оскар набрал цветов и связал их ниткой. Вынул колечко из коробки. Солнце так и село на нём бриллиантовой каплей. Никогда он не видел кольца чудесней.

Оскар медленно пошёл к дому Зыряновых. Потом не вытерпел, сорвал с головы картуз и побежал. Ему хотелось поскорее отнести свой подарок Владимиру Ильичу и Надежде Константиновне.

Сибирский ветер разносил по степи слова придуманной Оскаром песни о чистых озёрах, душистых лесах и о самом большом счастье для человека — иметь хороших друзей.

Эти кольца храняться в Центральном музее Владимира Ильича Ленина. От времени кольца потемнели, но они по прежнему прекрасны. Потому что сделаны по велению сердца, руками, стосковавшимися по работе. Это дар человеческой любви. Это кольца дружбы.

Просмотрено: 379