Лениниана - произведения искусства и литературы, посвящённые Владимиру Ильичу Ульянову (Ленину). Живопись, скульптура, кино, литература, филателия, фалеристика, фольклор, театр и многое другое.



Детям о Ленине | Искорка

Виноградская Софья | Искорка

Была уже полночь, когда Ленин распустил наконец Совнарком.

Все, кто были сегодня вызваны на заседание, разошлись, и зал опустел.

Ленин встал, потянулся, расправил плечи, по привычке провел рукой по лицу, голове и пригладил на затылке и у висков волосы.

Затем предсовнаркома отставил в сторону легкое, с ажурной сеткой, кресло и, вот так, стоя, принялся приводить в порядок свои бумаги.

А напротив него, за длинным столом заседаний, придвинутым в плотную к столу Председателя Совнаркома, тоже разбирала бумаги маленькая, сухонькая, проворная белокурая женщина с мелкими чертами светлого подвижного лица и синими, часто помаргивающими глазами.

Все чаще бросала она в сторону Ленина быстрые, короткие взгляды. Ее всегда улыбчивые, со смешинкой глаза примечали теперь с тревогой: Председатель Совнаркома разбирает сегодня бумаги хоть и сосредоточенно, как всегда, но без присущей ему сноровки, без ленинской быстроты. Просматривает медленней, значительно медленней обычного.

Уже не встревоженным взглядом, а стесненным сердцем женщина отметила про себя: «Какой утомленный вид у Ильича… Как пожелтело лицо…»

Мария Александровна состояла в партии давно – скоро два десятка лет. В Совнаркоме она заведовала канцелярией Ленина. А в этот вечер заменяла на заседании секретаря Совнаркома – Лидия Александровна Фотиева была в отпуску.

Проворно сложив и аккуратно подровняв края страниц протокола, уложив его в особую папку, Мария Александровна отправилась в кругосветное путешествие вокруг длинного стола. На ходу собирала она записочки, блокноты, брошюры, справочники – все, что неизбежно остается после долгого заседания на зеленом сукне, как после отлива на морском берегу.

Ленин между тем кончил разбирать свои бумаги и подозвал сотрудницу к себе:

- Вот, товарищ Лебедева, это, пожалуйста, к следующему Совнаркому.

Принимая из рук Ленина папку, Мария Александровна очутилась вплотную перед ним, увидела лицо Председателя Совнаркома близко-близко и сразу заметила – всегда такие сверкающие глаза Ильича сейчас совсем погасли. Ни огонька, ни искорки…

- Устали… - сокрушенно выговорила заведующая канцелярией.

- Устал… - покорно согласился Ленин. И провел по лицу рукой.

Казалось, он стирает с лица налипшую, как паутина, усталость.

- Ну зачем же вы так долго держали их всех тут? – неожиданно для самой себя спросила Мария Александровна. – Ведь вон сколько часов ушло. Они все спорят, спорят… А вы все слушаете…

При этом сотрудница повела локтем туда-сюда, туда-сюда, словно расталкивала кого-то.

- А чего слушать всех? Вы же лучше их знаете, как надо. И все равно будет потом по-вашему…

Ленин прищурил изумленный глаз.

- И это вы называете коллегиальным руководством? – спросил он.

От этого вопроса локоть у Марии Александровны заходил быстрей, быстрей, туда-сюда, туда-сюда. Смешливое, с прозрачной белой кожей лицо густо пошло алыми пятнами.

А Ленин все поглядывал на сотрудницу острым, с прищуром, глазом, качал весело головой и лукаво спрашивал:

- Значит, не слушать, не спорить, не обсуждать?

И в его усталом взгляде, который, казалось, совсем погас, вдруг сверкнула такая жаркая искорка…

Из книги Софьи Семеновны Виноградской "Искорка. Рассказы о В.И. Ленине". Издательство "Детская литература", Москва, 1971 г.

Просмотрено: 230